469
×
Промышленная революция в средневековой Европе. Часть 1
Сообщество Lean+6Sigma в России
Промышленная революция в средневековой Европе. Часть 1
Вадим Сеничев, Преподаватель каф. АИДМиСВ МГОУ
05 июля в 16:14

С чего все начиналось?

История Венеции как великой морской державы начиналась с верфи, с которой могло сходить по два новых судна в день, благодаря унификации конструкции, превосходной организации труда и квалифицированным рабочим рукам.

Венеция.jpg

Рис.1 Венеция в конце XIV века


В 1202 году, в начале Четвертого Крестового Похода, небольшой город-государство Венеция заключил контракт с итальянским графом Бонифацием Монферратским на перевозку 4500 рыцарей, их лошадей, 9 000 оруженосцев и 20 000 пеших солдат на Святую Землю на нескольких сотнях кораблей, а также обеспечение их продовольствием в течение одного года, для чего было зафрахтовано еще 50 галер. Корабли были готовы, и 30 000 моряков, что составляло половину взрослого населения Венеции, были наняты на эти корабли и отправились в плавание на Восток.

Чтобы помочь небольшим частным верфям справиться с заказом, город вложил средства в небольшое предприятие, занявшее площадь в 8 акров (чуть больше 3 гектаров) на осушенном болоте к востоку от города. Эта новая верфь получила название Арсенал, что происходит от арабского слова, означающего «дом производства», и ей суждено было стать самым известным и удивительным технологическим решением высокого средневековья и раннего нового времени.

Даже великий Данте не оставил Арсенал без внимания, включив описание работы его цехов в свое описание Ада:

И как в венецианском арсенале

Кипит зимой тягучая смола,
Чтоб мазать струги, те, что обветшали,

И все справляют зимние дела:
Тот ладит вёсла, этот забивает
Щель в кузове, которая текла;

Кто чинит нос, а кто корму клепает;
Кто трудится, чтоб сделать новый струг;
Кто снасти вьёт, кто паруса латает...

 

(Данте Алигьери. Божественная Комедия, Ад, песнь 21)


К 1500 году Арсенал стал центром венецианского государства и крупнейшим промышленным комплексом в мире. В нем использовались методы производства, намного предшествовавшие Генри Форду, включая сборочные линии и использование стандартизованных деталей, вертикальную интеграцию, поставку точно-в-срок, тайм-менеджмент, контроль качества и квалифицированную рабочую силу.

Благодаря этим нововведениям, а также передовым навыкам кораблестроения и уникальному для эпохи феодализма сплочению граждан, Венецианский Арсенал спускал на воду великолепные военные суда со скоростью, недоступной на тот момент ни одному государству в мире. Арсенал позволил крошечной Венеции контролировать все Средиземноморье и стать на какое-то время самым богатым городом-государством на земле.

Сама возможность появления такого уникального исторического прецедента, как Венецианский Арсенал, кроется в не менее уникальном положении города. Расположенная на десятках небольших островов, Венеция полностью зависела от рыбной ловли и возможности торговать через море. Все, что требовалось городу, приходило на кораблях, и все его население участвовало в морской жизни - от богатого благородного купца до самого скромного ремесленника.

Коммерческое соперничество и морская война способствовали бурному развитию Арсенала. В течение столетия после Четвертого Крестового Похода, размеры Арсенала увеличились в четыре раза. В 1303 и 1325 годах были построены новые бассейны, доки и каналы в прилегающих болотах, что превратило Арсенал из судоремонтного и складского центра в центр судостроения и производства вооружений. Город-государство принял закон, по которому все военные галеры, а также галеры для самой важной из отраслей морской торговли — торговли пряностями, должны были строиться на верфях Арсенала.


Безымянный23.jpg

Рис. 2 Венецианский Арсенал. Каналетто, 1732 г.


Кто работал в Арсенале 

Арсенал был настолько важен для города, что ежедневно напоминал о себе жителям Венеции звоном Марангоны (иначе зовущегося колоколом плотников), доносившегося с колокольни на площади Сан-Марко, и обозначавшего начало и конец каждого рабочего дня. Его работники, именуемые arsenalotti, считались высшей кастой среди всех ремесленников, пользовались особыми привилегиями и непосредственно общались с властью города. Надзор за ними осуществлялся особой группой избранных дворян, которые жили прямо при Арсенале. Адмирал, непосредственно руководивший судостроением, носил алую мантию и занимал почетное место в церемониальных процессиях.

Арсеналотти работал по 11 часов в день летом и 6 зимой. Основу рабочей силы составляли порядка 2000 квалифицированных ремесленников, вокруг которых концентрировалась армия неквалифицированных рабочих и помощников. Все арссеналотти принадлежали к гильдиям, каждая из которых отвечала за свой процесс и была закрытым сообществом ремесленников с внутренней иерархией и системой контроля. Несмотря на суровые условия работы, арсеналотти пользовались исключительными привилегиями. Они имели почти гарантированное пожизненное трудоустройство и пользовались первым европейским аналогом пенсионной системы: независимо от того, насколько старым или немощным был человек, ему продолжали платить за то, что он просто появлялся на рабочем месте. И в Арсенале работали не только мужчины. В парусных мастерских работали бригады по 100 женщин, занимавшиеся шитьем и починкой парусов.

Чтобы мотивировать этот нелегкий и требовательный труд, в Арсенале находился постоянный запас вина, которое приносили прямо на рабочее место по шесть раз в день. Работники Арсенала потребляли 600 000 литров вина в год, что составляло около 2 процентов годового бюджета всей Венецианской Республики. К XVII столетию вино начали раздавать прямо из фонтана, который имел пропускную способность в 10 литров в минуту или более 6000 литров за одну рабочую смену.


Венеция2.jpg

Рис. 3 Венеция в XVI веке. Карта Георга Брауна.


Но все процессы Арсенала, как и вся ответственность за качество, лежали на плечах его кораблестроителей, которые закладывали основу каждой галеры. Немаловажно, что они работали на глаз и доверялись инстинкту вместо точным чертежей и планов, и конечно же, передавали секреты своего ремесла от отца к сыну. Династии этих мастеров непрерывно совершенствовали венецианское судостроение на протяжении двух веков, превратив знаменитую галеру в самое опасное боевое судно Средиземноморья. Легкая, узкая, быстрая и маневренная, с низкой осадкой, венецианская галера была разработана прежде всего быстрого хода на веслах — она могла развивать до 7 узлов с хорошо смазанным корпусом и 26 ударами в минуту. Ключом к таким показателям является форма корпуса и размещение гребного оборудования - скамей, штифтов и такелажей. Все остальное, даже мореходные качества, были второстепенным относительно боевых. Чтобы получить эргономическое преимущество, кораблестроители задавали галерам низкий профиль, с одной стороны, превращая их в плохое мореходное судно, но при этом — в великолепный военный корабль.

Венеция щедро одаривала своих самых талантливых судостроителей, и конкуренция среди них была жестокой. На рубеже XV столетия ведущими кораблестроителями были Баксони, выходцы из Греции. После смерти патриарха семьи Теодоро Баксони, венецианские чиновники сохранили некоторые из созданных им галер в качестве прототипов, а затем попытались выманить его племянника Николо Палопано из Родоса. Потребовалось 17 лет, чтобы соблазнить его переехать в Венецию, где он встретил яростную конкуренцию со стороны местного мастера Бернардо ди Бернардо. Республика приняла обоих мастеров и спустила на воду недавно сделанные ими галеры, но финальное решение было за Морем: в 1437 году венецианские чиновники уволили Бернардо после того, как некоторые из его торговых галер погибли в шторме. Корабли, сделанные по проекту Николо стали основной для дальнейшего строительства флота. Когда он умер, он передал свои ремесленные секреты своему сыну Джорджио. Наследовали ему, в свою очередь, мастера из семейства Брессани, венецианской судостроительной династии, руководившей Арсеналом в первой половине XVI века. Брессани не только довели военную галеру до нового уровня совершенства, но и построил инновационные круглые корабли для охоты на пиратов.
 

Как это работало?

Централизация рабочих процессов в Арсенале была поистине революционной. Постройка кораблей и частей их снаряжения, которая традиционно проходила в небольших мастерских, разбросанных по городу, теперь была консолидирована в едином комплексе, защищенном высокими стенами, что делало Арсенал также и крепостью. Внутри этой крепости размещались все этапы судостроения и ремонта, а также производство парусов, канатов, весел и вооружения. В нем находились кузницы, делавшие корабельные заклепки, железную фурнитуру и оружие, литейные мастерские, производившие якоря, а позднее пушки и ядра, а также склады для хранения всех необходимых в производстве материалов.

Все производство в Венецианском Арсенале было построено вокруг двух главных принципов: специализации и контроля качества. Для каждого процесса существовала своя гильдия и отдельный орган контроля. Главными гильдиями были гильдии плотников, которые обрамляли корабли, конопатили их, занимались обшивкой и делали весла. Меньшими по значению считались гильдии мачтовиков, шкивов и орудийных подвод, резчиков по дереву, пилильщиков, кузнецов и литейщиков. Даже у паромщиков, которые сплавляли древесину вниз по течению в Венецию, была своя гильдия. 

Плотники и конопатчики проходили тщательное обучения, которое начиналось в 10 лет и растягиваясь от шести до восьми лет. Становление мастера зависело от практического экзамена, который он должен был пройти перед лицом глав Арсенала. Тщательность, с которой государство контролировало каждый этап производства, была также вызвана и глубоким страхом перед морем. Корабль, его экипаж и тысячи дукатов ценного товара могли быть потеряны из-за одной ошибки в конструкции, одной неловко забитой заклепки или одной гнилой балки, поэтому работа каждой отдельной производственной линии становилась предметом постоянного контроля. Инспекторы ежедневно проверяли качество работы, конопатчиков, плотников, кузнецов и прядильщиков канатов. Плохое качество на любом из этапов могло стать причиной увольнения целой бригады ремесленников.


Венеция - море.jpg

Рис. 4 Венецианская галера XV века (графическая реконструкция)


Огромное внимание к деталям и постоянная проверка морем и военными кампаниями создали уникальное преимущество для венецианских кораблей. Усилия всего государства по контролю и интеграции всех этапов производства начинались с этапа заготовки сырья и заканчивались готовыми боевыми судами. Поставки древесины были вопросом государственной безопасности, поскольку флот требовал огромного количества дуба для киля и каркаса, лиственницы и пихты для мачт и бука для весел. Одним из примеров бережливого и эффективного применения материалов может служить тот факт, что одно зрелое буковое дерево позволяло изготовить шесть 9-метровых весел из необходимых на одну галеру 180. К середине XV века руководители Арсенала контролировали материковыми леса вокруг Венеции, создавая точные карты поставки древесины вплоть до маркировки отдельных деревьев и выборки ценных образцов для государственных нужд. Плотники лично посещали леса, чтобы выбрать подходящие деревья, отдельный цех обеспечивал запас кривых дубов для килей, для чего некоторые деревья специально выращивали с заданным изгибом.


Суда2.jpg

Рис. 5 Галера XIV века, гравюра XIX в.


Аналогичное внимание было уделено канатам. Лучшее конопляное волокно для канатов поставлялась из Болоньи, но оно была дорогим, и сам город находился под контролем Флоренции, с которой иногда вспыхивали войны. И чтобы избежать недостатка в материалах, в 1455 году, Венеция наняла опытного болонского производителя конопли за невероятную по тем временам плату, осушила подходящую землю и обучила местное население выращиванию конопли.

Скорость, эффективность, новаторские методы производства и качество венецианской системы Арсенала прошли свое окончательное испытание после османского вторжения на Кипр. Когда в 1570 году разразилась война, флот из 100 галер был заложен и спущен на воду всего за 50 дней.

Сравнение скоростной мобилизации Венеции с гораздо более низкими показателями союзной ей Испанской Империи подчеркивало, насколько революционной была венецианская система поточного производства. Венеции пришлось ждать несколько месяцев, чтобы арсенал Барселоны подготовил свои корабли, о чем венецианский посол писал с нескрываемым неудовольствием:

«Понимаю, что, когда речь идет о морской войне, каждая крошечная деталь занимает самое долгое время и все может остановиться из-за того, что не готовы весла и паруса, или печи не справляются с заготовкой запасов сухарей для команды, или отсутствуют необходимые деревья для мачт, и все это может задержать целый флот».

Многовековой опыт и навыки, накопленные в Венеции, принесли свои плоды в следующем году, в решающей битве при Лепанто. 7 октября 1571 года инновационные венецианские галеры поразили своей маневренностью османского адмирала, а затем прорвали переднюю линию его судов. Легкие галеры, совершив резкий левый поворот почти вокруг своей оси, смогли прижать османский флот к скалам и уничтожить его.

Полная версия доступна только пользователям сайта
Войдите, чтобы прочитать всю статью и оставить комментарий
E-Mail
Комментариев нет
Задать вопрос автору статьи
Автор статьи ответит вам по email в течении 1-2 дней.

* - обязательные поля

Авторские статьи
Популярное | Последнее
Рекомендовано
Реклама
Поделиться