Переводные статьи
Популярное | Последнее
111
×
Высокие зарплаты для всех: путь Шести Сигм
Сообщество Lean+6Sigma в России
Высокие зарплаты для всех: путь Шести Сигм
Вадим Сеничев, Преподаватель каф. АИДМиСВ МГОУ
17 ноября в 14:00

Перевод статьи "High Wages for Everybody" WILLIAM A. LEVINSON выполнил Вадим Сеничев

Можно повысить заработную плату, снизить цены и заработать больше денег 

Почти половина американцев работает на низкооплачиваемых работах, несмотря на низкий уровень безработицы в стране. Эми Пиччи, автор CBS News, цитирует исследование Брукингса, в котором говорится, что «44% американских рабочих заняты на низкооплачиваемых работах, на которых в среднем зарабатывают порядка 18 000 долларов» [1]. Исследование Bloomberg также подчеркивает, что «предположительно 53 миллиона американцев получают минимальный размер оплаты труда, который составляет 10,22 доллара в час, а их годовой заработок равняется 17 950 долларам» 

Эти уровни заработной платы не соответствуют промышленному и технологическому развитию Соединенных Штатов или их уровню жизни, но это далеко не единственная проблема. Руководители, отвечающие за финансовое состояние компаний, должны понимать, что низкая заработная плата сотрудников также часто является симптомом низкой прибыли всего бизнеса. Менеджеры по закупкам должны признать, что низкая заработная плата поставщика часто является симптомом чрезмерно высоких цен, хотя это кажется нелогичным. Причина в том, что низкая заработная плата, низкая прибыль и высокие цены имеют одинаковые коренные причины: растрата (яп. muda) и альтернативные издержки. Признание этого простого факта, для решения которого существуют проверенные, готовые и простые средства, открывает двери для почти неограниченных прибылей для всех заинтересованных сторон.

 

Экономические последствия 

Другая проблема связана с общенациональным процветанием и дефицитом федерального бюджета, и она называется «денежным потоком». Это понятие означает, что дополнительный доллар в заработной плате, если он будет потрачен, может создать несколько долларов в деятельности, которая стимулирует экономический рост. Федеральный резервный банк Сент-Луиса (FRED) сообщает, что в четвертом квартале 2019 года поток денежной массы M1 (т.е. высоколиквидных активов, таких как наличные деньги, деньги на текущих счетах и дорожные чеки) составляла примерно 5,5 [3]. «Денежный поток» на самом деле похож на товарооборот: поток M1, равный 5,5, означает, что денежная масса M1 меняется примерно 5,5 раз в год. Каждый дополнительный доллар является налогооблагаемым доходом не только для работника, который его получает, но и для физических и юридических лиц, через чьи руки он проходит.

Более высокая заработная плата традиционно ассоциируется с инфляцией, которая происходит, когда слишком много денег соотносится со слишком малым количеством товаров. Поэтому законы, повышающие минимальную заработную плату в отсутствие увеличения производительности, вероятно, будут контрпродуктивными, как это показано на рисунке 1. 

Предположим, что цена продукта или услуги целиком ориентирована на заработную плату и прибыль, и мы ради простоты игнорируем часть затрат, необходимых для оплаты материалов, энергии и накладных расходов (или относящихся к ним как к фиксированным затратам, даже если они не являются таковыми). Теперь предположим, что работникам платят за упаковку 50 отрезов ткани в час. За один отрез платят 20 центов, следовательно, получается 10 долларов в час. Заказчик платит 30 центов за один отрез, тем самым выплачивая компании 15 долларов за час работы. Из них 10 долларов идут на заработную плату и 5 долларов – на прибыль. Из рисунка 1 видно, что если правительство установит выплату работнику в размере 15 долларов в час, то компания должна либо отказаться от всей прибыли, либо поднять цену за единицу продукции на 40%, или 20 долларов в час, чтобы увидеть ту же прибыль.

123.png

Если мы также предположим, что «сложенная ткань» представляет все товары и услуги в экономической вселенной, предыдущая почасовая заработная плата рабочих в размере 10 долларов в час может купить 33,3 единицы «сложенной ткани» по 30 центов каждый, а новая заработная плата – 15 долларов в час, позволила бы приобрести только 37,5 единиц товара по 40 центов каждая. Это делает предполагаемое 50% увеличение заработной платы всего лишь 12,6% увеличением, с точки зрения покупательной способности денег.

 

Потери: скрытый фактор 

В книге «Новый Генри Форд» (издана в 1923 г., переиздана в 2003 г.) автор Аллан Бенсон подводит к выводу, к которому уже давно пришли студенты бизнес-системы Генри Форда [4]: «Форд является миллиардером только потому, что продает автомобили и тракторы дешевле, чем они когда-либо продавались раньше, и платит механикам, которые делают их, больше, чем механики когда-либо получали раньше». Этот вид итоговой производительности для каждой соответствующей заинтересованной стороны в цепочке поставок свидетельствует, что мы должны проанализировать данный метод, а затем действовать в соответствии с ним. Форд признал, что реальная связь между заработной платой, ценами и прибылью включает в себя ранее невидимый фактор: 

Цена = заработная плата + прибыль + потери 

Хороший способ представить это в перспективе – сравнить экономическую ситуацию с научным фактом, говорящим, что только 4-5% вселенной состоит из видимой материи [5]. Остальная вселенная состоит из темной энергии и темной материи, которые не могут быть обнаружены и не играют никакой очевидной роли в нашей повседневной жизни. Потери похожи на темную материю, потому что они в значительной степени невидимы и могут составлять до 95% деятельности организации (если не больше). Потраченное время цикла может превысить 99%. Однако, в отличие от темной материи, его влияние очень реально, несмотря на относительную невидимость. Форд, выросший на ферме, недвусмысленно писал:

«Я считаю, что средний фермер тратит на действительно полезные цели не более 5% всей энергии, которую он расходует за день… Мало того, что все делается вручную, но также редка и мысль о логическом устройстве дел. Фермер, выполняющий свои обязанности, будет ходить по крутой лестнице десятки раз. Он годами носит воду вместо того, чтобы проложить несколько отрезков трубы» [6]. 

Поэтому весьма реалистично предположение, что потери могут съесть 50 или даже более процентов от стоимости товара. 

Давайте вернемся к примеру со складыванием отрезов ткани. Эдвард Мотт Вулли описал операцию складывания ткани на заводе по отбеливанию и окрашиванию в Уилмингтоне, штат Делавэр, следующим образом: «Но все [сотрудники] делали два шага вправо, чтобы взять отрез ткани, затем возвращались к своим столам, складывали ткань и переносили ее в стопку в двух шагах слева. Это всегда было частью работы, никто никогда не думал ставить этот процесс под сомнение» [7]. 

Ходьба - это форма потерь, связанных с лишним движением сотрудников. Ходьба является одним из семи видов потерь в Производственной Системе Тойота (TPS). Исходная ситуация, когда работникам можно было платить по 20 центов за единицу продукции в сегодняшних деньгах, чтобы сложить 50 кусков ткани в час, была, действительно, больше похожа на результат, показанный на рисунке 2.

456.png

Когда входящая и исходящая стопки помещалась рядом со столами, рабочие получили возможность обрабатывать вдвое больше отрезов (100, а не 50 в час). Если мы снизим сдельную ставку с 20 центов до 15 центов за единицу, рабочие будут зарабатывать эквивалент 15 долларов в час (100 x 15 центов), то есть мы получим 50% увеличение почасового заработка с 10 до 15 долларов в час. Мы можем одновременно снизить стоимость работы для клиента с 30 до 25 центов за единицу, получая, таким образом, 25 долларов в час, из которых 15 долларов идут на сотрудника, и при этом удвоить нашу прибыль до сделки, как показано на рисунке 3.

789.png

Увеличение заработной платы не будет инфляционным, потому что если мы предположим, что «сложенная ткань» символизирует все товары и услуги в экономическом сообществе, на 50% больше долларов будет соответствовать на 100% больше товаров. Если 10 долларов в час ранее покупали 33,3 единицы продукции по 30 центов за штуку, то 15 долларов в час теперь будут покупать 60 единиц по 25 центов. Это означает, что рабочие действительно получили 80% увеличение, с точки зрения покупательной способности полученных ими денег. 

Этот пример должен был четко продемонстрировать, что «экономия» на рабочей силе, будь то за счет выплаты работникам как можно меньше или путем отгрузки рабочих мест в страны с низкой заработной платой для обеспечения более низких цен или более высоких прибылей, является дисфункциональным заблуждением, которое задерживает и губит экономику страны. В тот момент, когда организация признает это, она может начать творить настоящие финансовые чудеса. «Беспрецедентный прорыв», однако, будет недостаточно уместным словом, потому что акции Ford Motor Co. росли примерно на 63% в год с 1903 по 1919 год, и на момент, когда Ford, наконец, выкупил залог своих акционеров, он выплатил по 2500 за каждый вложенный доллар. И это без дивидендов, выплаченных по пути. 

Хорошей новостью является то, что потери, в отличие от темной материи, могут быть найдены любым, кто знает, что нужно искать. Запасы, другой вид потерь в TPS, прямо пропорциональны времени цикла без добавления стоимости, в то время как ни один известный материал или энергетические потери не могут спрятаться от материального и энергетического баланса. Плохая новость заключается в том, что альтернативные издержки еще менее заметны, чем потери, и кроме того — дороже. 

Цена возможности 

Если потери являются темной материей промышленности, поскольку они ничего не делают, чтобы заявить о своем существовании, но мы можем найти их, если знаем, где искать, то альтернативные издержки еще менее заметны и уловимы. Они полностью невидимы для системы учета затрат, потому что мы не можем списать их на наши налоги или включить их в отчет о прибылях и убытках. Возможные издержки связаны с доходом, который мы не получаем, или деньгами, которые мы не экономим из-за неспособности реализовать упущенную возможность. Традиционное приложение этого принципа относится к осознанному выбору между двумя или более проектами (или другими инвестициями), но эта концепция также работает, если мы выбираем «ничего не делать» среди прочих альтернатив. Форд очень четко определил этот принцип:

«Если устройство сэкономит 10% вашего времени или увеличит результаты на 10%, то его отсутствие всегда ляжет на вас 10% налогом» [8].  Мы сразу увидим, что 10% — это, по сути, небольшое изменение, когда речь заходит об альтернативных издержках. Но намного чаще имеют место 100% или даже 1000%. 

Рассмотрим пример, который описывает в своей статье Эми Пиччи [1]. В нем работник использует швабру для очистки помещения, которое выглядит как большой склад. Требуется лишь беглый взгляд, чтобы понять, что не так с использованием ручного труда рабочего для выполнения умопомрачительного объема работы, которую должен выполнять неутомимый механизм. Фактически, Форд не думал, что домашние животные, такие, как лошади, а тем более люди, должны выполнять тяжелую работу, которую можно выполнять с помощью стали, подкрепленной паром, электричеством или силой внутреннего сгорания. 

Баллада о народном герое Джоне Генри рассказывает о гордом человеке, который сопоставил свои силы и мастерство обращения с молотом против паровой дрели 19-го века и победил его, забив стальной стержень на 15 футов в скалу, в то время как машина смогла добиться всего девяти футов за это же время... но потом Джон Генри умер от истощения. Задача промышленника должна состоять в том, чтобы поставить Джона Генри за паровую дрель и выплатить ему более высокую заработную плату. 

В журнале «Janitorial Store» упоминается исследование, гласящее, что работник может убирать около 5000 кв. футов в час со шваброй и ведром [9]. Но уборщик, управляющий автоматической машиной для чистки полов стоимостью менее 10 000$, сможет отчистить 60 000 кв. футов за час. Вероятно, для такой работы не требуется много часов обучения, но суть в том, что он будет выполнять столько же работы, сколько 12 рабочих со швабрами. Таким образом, альтернативная стоимость отсутствия автоматизированной уборочной техники составляет около 1000%, даже если учесть более высокую оплату труда работника плюс стоимость машины. Поэтому идея выплаты работникам посредственной зарплаты за швабры должна быть столь же неприятной для умных менеджеров, как и идея использовать лопаты для крупных земляных работ при наличии экскаватора.  Компания Avidbots уходит все дальше от концепции швабры и ведра, благодаря своим роботизированным чистящим машинам: «Автономный робот-уборщик Neo берет на себя нагрузку по уборке пола, освобождая ваш персонал для того, чтобы сосредоточиться на более сложных задачах и уборке и очистке другого уровня»[10].

Исследование Бенсона включает в себя пример альтернативной стоимости, близкой к 2000%, даже после того, как мы учли стоимость машины и более высокую оплату труда работников. Коллега Форда, Томас Эдисон, призвал своего тестя, президента Buckeye Harvester, купить станок за 5000 долларов, на котором могли бы работать двое рабочих и при этом выполнять работу 43 человек, не имющих такого станка. Даже если ежедневная заработная плата составляет всего один доллар в день (это могло быть разумной заработной платой в конце 19-го или начале 20-го века), станок окупил бы себя менее чем за год, при этом его операторам можно было бы заплатить намного больше средней зарплаты в то время. 

Видеоролик о сборе хлопка в 1940е годы показывает, что сельскохозяйственные рабочие выполняют тяжелую работу, наклоняясь, чтобы собрать хлопок, а затем тащат его в мешках, которые могут весить до 70 фунтов к моменту наполнения. Затем в том же видео были показаны машины для сбора хлопка, созданные, вероятно, на основе дизайна Джона Раста, каждая из которых могла выполнять работу 50 человек, работающих вручную. Радио «Свободная Европа» при этом сообщает, что рабочие в Узбекистане собирали хлопок вручную даже в 2013 году [11]. 

В статье добавляется, что ежедневная квота каждого человека составляет 40 кг, или 88 фунтов, и что этот труд является обязательным для некоторых слоев населения. Человек в этом системе является чем-то вроде робота. Не механизма, но термина, пришедшего к нам от чешского robota, означающего принудительную работу в феодальной системе, за которую рабочие не получают никакой компенсации, кроме пропитания. Трудно представить себе даже стоимость покупки или аренды машины для сбора хлопка и выплаты одному человеку хорошей заработной платы за ее эксплуатацию и, возможно, еще одному — за ее обслуживание, которая сравнилась бы со стоимостью 50 пайков для 50 неоплачиваемых работников.

Еще один вывод из этой дискуссии — это предложение о том, что офшорная работа, перенесенная в страны с низкой заработной платой, является простым способом свести на нет потери и альтернативные издержки. Концепция та же, что и у потерь, в виде излишних запасов, которые создают возможность для появления для сокрытия дефектов и других форм потерь. Если у нас будет достаточно инвентаря, чтобы покрыть любые возникающие проблемы, у нас не будет никаких непосредственных стимулов для выявления и устранения их коренных причин. Если мы переносим рабочие места за границу в поисках дешевой рабочей силы, нам также не нужно учитывать основные потери или альтернативные издержки. Если страна с низкой заработной платой обнаружит, что она может устранить коренные причины потерь, ее следующим логическим шагом станет вопрос, почему она вообще должна работать для нас вместо того, чтобы работать для себя и полностью занять нашу долю рынка. 

Цена возможности против потерь 

Пока что цена упущенной возможности очень похожа на потерю, потому что устранение любой из них обеспечивает более высокую заработную плату, более высокую прибыль и более низкие цены. Мы могли бы даже сказать, что неспособность устранять потери — это и есть неиспользованная возможность. Однако если мы хотим их дифференцировать, потери будут конечны, а издержки от упущенных возможностей — теоретически бесконечны. 

Например, Фредерик Уинслоу Тейлор заметил, что способ, которым многие сталелитейщики загружали чугун в железнодорожные вагоны, был неэффективным, в том смысле, что работа составляла 73% труда рабочего [12]. Они могли переносить и загружать 12,5 тонн в день, используя существующие методы, и 47 тонн в день, если применяли методы Тейлора. Можно предположить, что методы Тейлора могли бы быть улучшены еще больше, но, безусловно, существует жесткий конечный предел количества чугуна, который люди могут поднимать, переносить и загружать в железнодорожный вагон. 

В качестве еще одного примера предположим, что для производства продукта требуется два киловатт-часа энергии, но теоретически он может быть сделан с использованием 1 кВт\ч. Это то, что мы могли бы рассмотреть в соответствии с ISO 50001: 2018. Мы можем повысить эффективность до 100%, удалив все потери из процесса, но мы не можем улучшить его еще дальше. 

Тот же принцип распространяется на мытье полов и сбор хлопка вручную. Удаление всего ненужного движения из работы по мытью полов, например, может позволить работнику убирать 6000, а не 5000 квадратных футов в час, но существует жесткий верхний предел того, что можно сделать с помощью швабры. Лучший способ сбора хлопка вручную может повысить эффективность работника на 10 или 20%, но он все еще собирает хлопок вручную. С другой стороны, автоматические очистители пола и уборочные машины показывают, что теоретического верхнего предела альтернативных издержек не существует, хотя где-то может быть практический предел. Это подчеркивает необходимость всегда задаваться одним из важнейших производственных вопросов: выполняем ли мы эту работу наилучшим из возможных способов? Поскольку весьма вероятно, что мы этого не делаем. 

Сгорбленным спинам нет места в XXI веке 

Различные источники жалуются на то, что сельскохозяйственные работники освобождены от законов о минимальной заработной плате и могут зарабатывать всего 11 000 долларов в год на постоянной и непосильной работе, такой как работа по сбору урожая. Общественная организация Student Action with Farmworkers (SAF) сообщает, что сборщикам сладкого картофеля платят 40 центов за ведро, или 25 долларов за тонну [13]. Я нашел видео о том, как сборщики сладкого картофеля наклоняются, чтобы собрать клубни, а затем несут их на сельскохозяйственную машину для сбора. Этот стон множества уставших рабочих спин из района Дирборн, Мичиган заставляет Генри Форда вращаться в могиле. 

Если поискать в Google «сутулый труд», то в качестве первого результата выводится «сельскохозяйственный труд, выполняемый в наклонном положении или на корточках». Примерно 100 лет назад Форд сказал нам, что ни одна работа никогда не должна требовать от кого-либо делать более одного шага в любом направлении (а тем более нести тяжелые ведра сладкого картофеля для сбора) или наклоняться. Фрэнк Гилбрет сказал нам почти 110 лет назад, что процесс наклона для того, чтобы понять что-либо земли, не создает ценности, за которую рабочим можно платить, и он доказал, что это растрачивает 64% их труда [14]. Тем не менее, на YouTube я обнаружил, что видео, на которых укладчики кирпича наклонялись, чтобы поднимать кирпичи и доставать раствор, и более чем одно видео о кровельщиках, несущих тяжелые пачки черепицы по лестницам, даже если для этой работы доступны конвейеры и подъемники. Генри Форд, Фрэнк Гилбрет и Фредерик Уинслоу Тейлор были бы потрясены, увидев, как работники фермы выполняют нелегальный труд, а современным менеджерам стоит понять, что такая потеря производительности труда просто неприемлема, и любой, кто несет ответственность за прибыль и убытки производства, должен захотеть исправить эту ошибку еще вчера, если не раньше. 

Существуют сельскохозяйственные машины, которые автоматически собирают сладкий картофель и требуют только одного водителя, которому можно платить умеренно хорошую заработную плату. Менее сложная машина требует ручного труда для сортировки сладкого картофеля, но рабочие выполняют эту задачу, сидя в движущемся транспортном средстве; они не ходят и не наклоняются. Фермер может платить рабочим более высокую заработную плату, меньше платить за сладкий картофель и одновременно получать больше прибыли. 

Все это оставляет без ответа вопрос: что происходит со всеми рабочими, которые теряют работу из-за автоматизации и механизации? 

Генри Форд 1 : Луддиты 0 

Статья в The Guardian предупреждает: «Роботы уничтожат наши рабочие места, а мы к этому не готовы» [15]. Это лишь один из многих примеров. Луддиты говорили подобные вещи почти 2000 лет, и они были совершенно неправы в течение почти 2000 лет. В свое время римляне отказались от косы, именуемой vallus и приводимой в движение тягловыми животными, потому что они боялись, что это приведет к потере ценности рабского труда, несмотря на то, что она была гораздо более эффективной, чем косы, которыми работали сельскохозяйственные рабочие еще в XIX веке. Королева Елизавета I, одна из самых способных британских монархов, позже отказалась выдать патент на автоматическую вязальную машину, потому что боялась, что это лишит ручных вязальщиков работы [16]. 

Форд, однако, продолжал нанимать больше работников с более высокой заработной платой, несмотря на огромный рост производительности его предприятия. Он писал об этом так: «Теория, гласящая, что эффективные и качественные методы производства создают безработицу, пагубна, но она еще очень широко распространена в умах... Все это основывается на теории, что в мире существует конечное количество работы, и что этот показатель нужно регулировать» [17]. Но ничего подобного никогда не было и, вероятно, никогда не будет. 

До прихода Форда автомобили производились очень неэффективными методами и поэтому были предметом роскоши для состоятельных людей. Обычные люди использовали лошадей и, где возможно, — уличные трамваи и экипажи. Форд назначил достаточно низкую цену на модель T, так что владеть и управлять им стало дешевле, чем лошадью (отмечая, что последней требуется еда и ветеринарная помощь, независимо от того, работает она или нет). Его автомобиль стал конкурировать даже с общественным транспортом. Поэтому он, несмотря на феноменальное повышение эффективности своей компании, вынужден был нанять больше работников, чтобы производить миллионы автомобилей. Он также очень четко объяснил, как он этого добился: «Задача промышленного руководства состоит не в том, чтобы найти работу для как можно большего числа людей, а в том, чтобы найти высокооплачиваемую работу для максимально возможного числа людей, и начать нужно с небольшого числа этих самых высокооплачиваемых рабочих. Ибо иначе не могут быть достигнуты низкие затраты, которые увеличат потребление и сделают дорогостоящую работу необходимой» [18]. 

Куда это нас приведет? 

В интервью Бенсона с Фордом он предсказал, что однажды мы сможем производить все необходимое для жизни, затрачивая 2% нашего времени или 3% от времени бодрствования; то есть с менее чем 3,5 часа в течение рабочей недели. Получается, что повышение эффективности в десять, а возможно, даже в пятьдесят раз (как показано на примере с хлопкоуборочным комбайном и с заводом Ford в Хайленд-Парке с 1915 года), является реалистичным. Форд добавил, что мы, конечно, хотим большего, чем просто иметь предметы первой необходимости, поэтому нам, возможно, придется работать больше часов, чтобы их получить, но меньше, чем 40 часов в неделю. Рабочая неделя до «эры Форда» обычно составляла 10 часов в день, включая субботу, то есть по 60 часов в неделю, но Форду удалось сократить ее на 33% больше, чем 100 лет назад. 

Ничто не говорит о том, что огромные улучшения эффективности, на которые явно способно наше общество, не могут снизить рабочее время еще больше, повышая при этом наш уровень жизни. 

Бенсон добавляет, что затем он поговорил с Томасом Эдисоном, который спросил: «Что будут делать люди, когда машины будут делать все?», а затем ответил на свой же вопрос: «Производители могут позволить себе платить любую зарплату». Это должно быть нашим желаемым пунктом назначения, и основные принципы его достижения существуют уже более 100 лет. Мы описываем эти принципы языком качества и Бережливого производства, но сами принципы остаются неизменными. Все, что нам нужно, как отдельным специалистам по качеству, так и всем людям в целом, — заставить эти принципы работать на нас.

 

Список используемой литературы:


1. Picchi, Aimee «Almost half of all Americans work in low-wage jobs». CBS News, Dec. 2, 2019.
2. Pickert, Reade «For 53 Million Americans in Low-Wage Jobs, a Difficult Road Out» Bloomberg, Nov. 7, 2019.
3. Federal Reserve Bank of St. Louis (FRED) «Money Velocity»
4. Benson, Allan L. The New Henry Ford. Funk and Wagnalls, 1923, p. 11.


Войдите, чтобы оставить комментарий
E-Mail
Комментариев нет
Поделиться